Галя Моррелл.

Перформанс длинною в жизнь.

Галя Моррелл, рождённая в СССР, выросшая в любви к персонажам “Тимура и его команды” и получившая профессиональное благословение от самого Тимура Гайдара. Женщина, чья детская мечта стать асфальтоукладчицей трансформировалась в калейдоскоп жизненных перформансов -  дипломат, военный корреспондент, журналист, путешественник, фотохудожник, танцовщица балета на дрейфующих льдах Гренландии, жена и мама шестерых детей.

Галя живет между Москвой, Осло, Гренландией и Нью-Йорком. Она нарасхват в Москве. Сейчас в Музее Востока проходят две выставки её  фотографий. Одна про Гренландию, другая про Чукотку. Скоро она уедет на полтора месяца в очередную экспедицию в Гренландию.

 

А в январе в МАРХИ откроется выставка «Айсберги как плавающие дома». «Ведь айсберг похож на небоскреб, - говорит Галя, - в каждом из них живет до  1000 обитателей, а никто о них даже не знает.

Какая… странная судьба? Нет, она не странная – она выбранная и сделанная собственными руками. Какая она - эта женщина, выбравшая себе жизнь в полёте? Об этом я хотела узнать из «первых рук» и эта встреча, ни смотря ни на что, состоялась.

 

Мне хотелось задать Гале те вопросы, которые обычно остаются “за кадром” - о её женском мире, взглядах и отношениях. Мы проговорили три часа и всё равно времени не хватило. Да и разве можно уложить жизнь длинною в 53 года в три часа? Нет, конечно. Поэтому мы говорили о самом важном.

- Галя, какие переломные моменты вашей жизни влияли на изменение её направления?

 

-  Первый такой момент случился еще в горбачевские времена. Я была в командировке в Северной Канаде и застряла там на долгие месяцы. Представьте, в крошечной деревне, где абсолютно нечем заняться и больше 2х репортажей оттуда сделать немыслимо, я оказалась в своеобразной изоляции. Я задалась вопросом о том, как я смогу здесь жить. И, вдруг, ко мне пришёл ответ: я увидела массу детей, которым тоже нечем занять себя, которые слоняются по деревне без дела. Я решила сделать с этими детьми маленький театр на льдине. И меня так потряс результат, что я после многих лет журналистики решила вернуться к творчеству и стать нетрадиционной артисткой: я стала писать картины, заниматься театром, перформансом. В итоге это привело меня к тому, чем я занимаюсь сейчас – танцам на дрейфующих льдах.

- Мне очень тяжело дался распад Советского Союза, который мне очень нравился. При всех его недостатках, в нём было столько романтики! Я обожала книгу «Тимур и его команда», а моим начальником в газете «Правда» был Тимур Гайдар, сын автора этой замечательной книги. Я попала в его руки семнадцатилетней девочкой и он стал делать из меня журналиста. Поэтому я была воспитана на всей этой красивой героике, с которой мне было очень тяжело расстаться.

 

Мне трудно было приспособиться к новой жизни, хотя намного проще чем многим другим. Я знала несколько языков, я ездила по всему миру. Мне трудно было расставаться с красивыми сказками, которые я так обожаю. У меня было ощущение, что из рук вырвали любимую книжку.

- Мой первый муж, отец двоих моих детей – известный ученый, в момент распада Союза уехал во Францию, а я не захотела уезжать, была не готова, поэтому осталась здесь и мы оказались на разных берегах. Но мы до сих пор с ним очень близкие друзья. Перезваниваемся каждые два дня, он общается с детьми. Но наши отношения как мужа и жены изжили себя. Иногда меня спрашивают, а тебе не жалко тех прекрасных отношений, которые у вас когда-то были? А я отвечаю: «Нет, не жалко. Того человека давно уже нет. И меня той нет. Есть, например, шесть разных Галей. Они настолько не похожи друг на друга.

- Потом я познакомилась с очень интересным человеком, американским летчиком-истребителем. Наша встреча произошла в Сибири в транспортном самолёте. И мы влюбились друг в друга. У нас образовалась большая семья. Его бывшая жена вышла замуж за мужчину с пятью маленькими детьми, поэтому муж, четверых своих детей от этого брака забрал в нашу семью. Таким образом, у нас оказалось шестеро детей! И мы замечательно дружим семьями до сих пор.

 

В последствии муж стал заниматься бизнесом, но это, по-прежнему, постоянные командировки и перелеты во все части земного шара. Сначала мы попробовали жить в Осло, потом в Сан-Франциско. Потом пришли к выводу, что удобнее всего ему приземляться в Нью-Йорке. Много лет я провела на Манхэттене.

 

Другим переломным моментом в жизни было вступление детей в подростковый возраст. У них это проходило совсем иначе чем у меня, и в других условиях. И я по-новому переживала этот опыт. Было трудно, потому что мне самой в это время приходилось честно отвечать себе на вопросы, которых я раньше себе не задавала, потому что боялась ответов. Это вопросы самоопределения, попытки найти себя самого в обществе. Что я буду делать? Как я буду жить? Мы вместе искали ответы на эти вопросы. Они для себя, а я для себя. Мы с утра до вечера только об этом и говорили.

 

Причем, удивительно, когда они были маленькими, я их не развозила по школам. В 6 лет они сами ездили в школу на метро. Потому что я не могла физически развозить шестерых детей в разные места. А вот когда у них начинался подростковый возраст, я начинала их водить в школу и встречать из школы, потому что для нас это было единственное время, когда мы могли быть вместе. И для нас было это очень важно. Я отложила все свои дела, встречи и выступления, чтобы проводить его с детьми. Все надо мной смеялись, когда я вела в школу двухметрового мальчика и удивлялись почему я вдруг стала это делать.

 

Еще одним переломным моментом в жизни было знакомство с нынешним мужем. Оле Йорген Хаммекен -  гренландский исследователь и петешественник.

- После долгого сидения на Манхэттене, когда дети уже выросли, мне снова захотелось вздохнуть полной грудью и испытать радости преодоления и полёта.

В 2006 году младший сын Кевин, поехал в качестве помощника Оле в кругосветную экспедицию. А потом он привез Оле на нашу подмосковную дачу, где мы и познакомились. Я рассказала о своих проектах в Канадской Арктике и Оле предложит мне сделать тоже самое в Гренландии и пригласил туда. И я поехала.

- Так начался период моих экстремальных арктических экспедиций. Работа с гренландскими детьми, которые живут изолированно от всего мира и забывают о том, насколько богат на самом деле их внутренний мир. Моё предназначение как художника показать им какие они есть, что бы они лучше узнали себя и полюбили.

- Меня часто упрекают в том, что на моих фотографиях все люди очень красивы, что в реальной жизнь они выглядят совсем не так. Но я вижу этих людей именно такими, я вижу в людях красоту в первую очередь. Человек, который поставил на себе крест – мёртвый человек, а я пытаюсь его оживить. Ради этого я рождена и у меня это получается.

- Я вхожу в каждый новый этап жизни без трагедий и стараюсь прожить его настолько хорошо, насколько могу. Я не знаю, что будет со мной завтра. Я никогда не планирую, потому что у нас есть более лучший планёр (смотрит наверх), чем мы сами. Я просто стараюсь делать свою работу честно, хорошо и вкладывать всю себя без остатка.

 

- А в чём, по-вашему, женское счастье?

 

- Что касается лично меня, то я, наверное, очень не материальный человек, поэтому мне никогда не доставляли счастье материальные блага: ни квартиры, ни дома, ни машины, ни одежда. У меня, например, 2 платья, одна пара джинсов, удобная обувь, сапоги и туфли на выход. Но мне нужно другое. Мне нужно постоянное ощущение полёта. Если я чувствую себя привязанной к земле, к вещам – мне становится не то, чтобы скучно, а не комфортно. Материальные блага я ощущаю как путы, как кандалы. Я пытаюсь от них освободиться и улететь. Я в своей жизни натворила кучу всяких глупостей, с точки зрения обычного человека, из-за желания жить в полёте и избавиться от кандалов.

- Что это были за глупости?

 

- Мне всегда хотелось того, чего не было вчера. Я жизнь читаю как книжку. Переворачивая страницу, хочу увидеть что-то новое. У меня, например, ассоциативное мышление. Мне тяжело с цифрами, я не могу чаевые в ресторане или в такси сосчитать. Зато, я могу идти просто по улице и видеть совершенно крошечные вещи, которые переворачивают моё сознание и в моей голове рождается новый творческий проект, который хочется сделать. И в моей жизни, это, наверное, было основное – я шла за артистической идеей, которая переворачивала и определяла мою жизнь на какой-то период. Конечно, жить со мной в семье, наверное,  очень тяжело. Тяжело было моим детям, моим мужьям. Но они всегда меня понимали.

 

- Как же так случилось, что при тотальном непринятии рутины, сдерживающих обязательств, стремлении к новизне, вы вырастили шестерых детей?

 

- А мы всё делали с ними вместе. Мы постоянно ездили с ними в экспедиции, делали новые театральные проекты, снимались в куче различных программ и клипов. Пока они были маленькие и мы жили все вместе, мы все были как актеры одного театра.

 

- Т.е. жизнь для вас – бесконечный творческий процесс?

 

- Да, конечно, да!

- Вы как мать, что считаете нужным дать своим детям? Ну, например, оплатить образование, обеспечить сносным жильем…

 

- Я не оплачивала образование никому. Они сами брали кредиты на свою учёбу. Сейчас у нас где-то 200тыс долларов это стоит. Они брали кредиты и постепенно их отдавали. Я никому не покупала квартиры. Скорее, те из них, которые уже работают сейчас помогают финансово мне. Они помогают осуществлять мне мои проекты и экспедиции.

 

Своей главной целью воспитания я всегда считала – научить детей смотреть на мир без страха. И чтобы они не попадали в жернова условностей: почему что-то, например, так? – а потому, что так и всё! Нет! Я им всегда объясняла, что в жизни всё возможно. Да, кто-то посчитает меня сумасшедшей матерью, многие не понимают моих методов, я с этим сталкивалась, но вот факт, как я хотела показать детям, что мир может быть разным и надо это уметь принять.

 

Когда мы поехали в Индию работать, я их оставила в детдоме, в джунглях. В этом детдоме жили дети самых ужасных преступников. Этот детский дом устроил один из моих друзей в очень-очень красивом месте. Но в чём, например, заключался ужас, который охватил нас, когда мы туда впервые попали? Посреди двора лежала огромная кобра. Естественно, мои дети, которые видели кобру только в зоопарке через пуленепробиваемое стекло, сразу сказали: «Мама, мы здесь не останемся, поедем с тобой обратно».

 

Мои дети, которые к тому времени все играли на различных музыкальных инструментах, думали, что вот они приедут в такое место, где детям грустно и плохо, у которых было несчастное детство, и будут устраивать для них различные мероприятия, учить играть на фортепиано, флейте, виолончели и т.д. А получилось наоборот. Вот эти мудрые дети-сироты с безумно страшной судьбой многому научили моих детей. Первый урок они преподали моим детям, отведя их к этой самой кобре. Они сказали: «Не надо её ненавидеть только за её внешность. Она тебе ничего не сделает. Она чувствует ненавидишь ты её или нет. Не надо её бояться, она живет здесь и никому ни разу не причина зла. Вы боитесь кобру из-за предрассудка, который есть у западных людей, что кобра страшна и её надо бояться».

Вторым уроком для них было отношение к еде. Там не было выбора. Более того, там была очень скромная еда. В основном – это суп. Они собирали все крошки со стола. И они научились ценить еду.

 

Да, я знаю, что это тяжелые условия, но я так же знаю, что это был один из главных периодов становления личностей в жизни моих детей. Я сделала это сознательно, чтобы они открыли для себя новые горизонты. Потому что в детских садах и школах их всех «стригли под одну гребёнку», не объясняя, почему что-то нужно делать, а что-то нет. И, самое главное, не показывали, что жизнь бывает разная. А мне было важно, чтобы они могли без страха смотреть на себя и своё положение в этой жизни. Для этого они должны били много путешествовать и познакомиться с очень многими людьми. И я считала своим долгом показать своим детям этот мир.

- Но мы никогда не ездили по миру в качестве туристов.  Мы всегда были в тех местах, где нет туристических маршрутов, куда большинство людей не добирается и даже не знает о существовании этих мест.

 

И я всегда знала, что если мы это время, в этих условиях проведем вместе, то в будущем нас ничто и никогда не разъединит, потому что у нас есть вот это – наше.

Потом, я вместе с ними училась. Дети стали моими учителями, я на мир стала смотреть их глазами, потому что поняла, как мало я сама узнала в университете. И сейчас у меня нет ближе друзей, чем мои дети.

 

Вот сейчас мы все находимся в разных странах. Но мы каждый день общаемся, через скайп, через емейл.

- Галя, сейчас, когда дети выросли, вы воспринимаете их как детей?

 

- Нет, я никогда их не воспринимала как детей. Они для меня всегда были братьями и сестрами. Сейчас, они еще и партнеры.  Мы очень дополняем друг друга.

 

- А какие у вас в детстве были девчачьи представления о взрослой жизни? И оправдались ли ваши ожидания?

 

- Ну, как сказать. Я ведь выросла в Советском Союзе. Моей детской мечтой было – стать асфальтоуклачицей Сидеть в красивом оранжевом ватнике на этом катке и делать дороги! Мне казалось, что это так красиво! Но я помню хорошо своё детство: я всё время что-то лепила, изображала из себя клоуна, сочиняла. Поэтому, можно сказать, что во взрослой жизни, теперь, я вернулась к тому, чем мне доставляло удовольствие заниматься в детстве.

 

У меня не было ролевых игр и игрушек как таковых, мы с братом обходились без них. И я думаю, что это было хорошо, потому что мы все сами строили для себя, всё время были на земле, в саду, я очень хорошо это помню. Теперь я понимаю, что мы еще занимались современным искусством, потому что из всего, что мы находили в мусоре, мы делали колоссальные скульптуры.

- Многие девочки мечтают о собственной семье и уже в детском саду собираются замуж.

 

- Нет, замуж я никогда не хотела и более того поняла, что это придется когда-то сделать совершенно случайно. Мне было 23 года и мне вручали награду. Коллеги приходили меня поздравить и один из них, уважаемый известный журналист сказал мне: «Это всё хорошо, но тебе скоро уже 24 будет, а ты всё еще не замужем!» И тогда я задумалась: «А ведь правда».

 

Да,  у меня было много любимых мужчин все они были гораздо  старше меня. Мне было с ними очень интересно, но о замужестве я не думала. В мужчинах я искала, скорее, учителей.  Самое эротическое место мужчины для меня – это ум. Мои мужчины были очень известными в своей профессии и они мне дали гораздо больше, чем мой институт. Журналистике я училась у них и у жизни. Если я вижу у мужчины блеск в глазах, игру – вопросы внешности и денег отодвигаются на задний план, я вообще об этом не думаю.

 

- Галя, у нас есть такая традиция, исходя из своего жизненного опыта, сформулируйте 3 совета для наших читательниц:

 

1. Кормите свет и не кормите тьму.

2. Не упрекайте никого, проживайте каждый момент как единственный, ищите красоту в самых ближних к вам вещах.

3. Будьте выше своей судьбы!

 

 

С Галей Моррелл беседовала Елена Спорягина

Еще больше полезных материалов:

Что такое кризис среднего возраста для женщины? С каким багажом входит женщина в период средней взрослости? Какие задачи ей уже удалось реализовать, а какие она несет в себе как неразрешенные проблемы, омрачающие ее настоящее и будущее? Удалось ли ей реализоваться как женщине: стать женой, матерью, возможно, бабушкой? Или она видит женскую состоятельность в сексуальной привлекательности, сохранении молодости, в смене партнеров?

Чувство страха знакомо всем. Избавиться от глубокого и навязчивого состояния не просто, однако, этого можно добиться, осознав и признав свое состояние, поняв те причины, которые привели к его возникновению, и сделав какие-то шаги для исправления.

Почему мы кидаемся из одной крайности в другую и не понимаем что с нами происходит, а наши эмоции “зашкаливают”. Почему одновременно хочется разных, иногда, несовместимых вещей? И… существует ли компромисс?

Почему одни всегда командуют и требуют, а другие все время соглашаются и делают? Почему одним дается всё легко и просто, и за чужой счёт, а другие вынуждены всего добиваться сами непосильным трудом?..

Please reload

Please reload

ЗАПИСИ В БЛОГЕ:
ЗАПИСАТЬСЯ НА ПРИЁМ 
К ПСИХОЛОГУ
   Елене Спорягиной

Телефон:

+7-926-907-2376,

 

e-mail:

lena.sporyagina@gmail.com

 

Skype: 

elena.sporyagina

 

Позвоните: +7-926-907-23-76

© 2013  Елена Спорягина

  • Instagram - Белый круг
  • Facebook - Белый круг